Часть 2

Сырой пасмурный полдень. Тишина.

- Ммм… Головаааа… - похмелье было частым гостем в этом доме. Казалось, что голова вот-вот взорвется, а во рту кто-то умер. Макс окинул взглядом в пол глаза свое жилище.

В комнате был полнейший бардак: раскиданные бутылки, вещи, осколки от разбитой в приступе ярости посуды. Неужели один человек мог устроить такой погром?

Тяжело вздохнув, Макс встал и прошел в душ. Контрастный душ немного улучшил самочувствие, но сухость во рту не отступала. Домработница каждый вечер, зная пристрастия хозяина, приносила пару бутылок минеральной воды. Они часто не спасали ситуацию, но всё же это лучше, чем ничего.

Прислонив холодную бутылку к виску, в надежде унять пульсирующую боль, подошел к зеркалу. Не смотря на любовь к коньяку, виски и сигаретам, выглядел он отлично. Подтянутая фигура, темные прямые волосы, точеные черты лица и невероятно яркие зеленые глаза. Все девушки на потоке старались обратить на себя внимание этого парня: молод, красив и невероятно богат.

Смущало лишь то, что «серьезные отношения» с ним длились всего ночь, после чего девушка ставала для него невидимкой. Это делало Макса лишь более желанным ухажером. Какая девушка не мечтает перевоспитать негодяя?

Раздался звонок в дверь и веселый голос «Мааакс, открывай! Я же знаю, что ты дома!».

Чертов Санёк. Вечно таскался хвостиком почти повсюду. Хотя он был, чуть ли не единственным человеком, которого Макс терпел рядом.

Их дружба, если можно так сказать, завязалась в универе, когда бедного парня-сироту травила группка мажоров в коридоре. Хватило пары язвительных слов, чтоб Санька оставили в покое и переключились на Макса. А с ним никто связываться не желал.

С тех пор Санёк стал его тенью: приводил в чувства после бурных гуляний, прикрывал в универе, писал курсовые и дипломы.

*  *  *

Александр Иванович Иванов был открытым и веселым парнем, не смотря на его тяжелую жизнь никого ненужного подкидыша. Все, что он знал о родителях, что его подбросили с запиской «Сашенька, 5 дней». Над фамилией и отчеством «креативили» как и остальным подкидышам – все были Иваны да Катерины Ивановы.

Бедный никому не нужный ребенок вырос на удивление честным и добродушным молодым человеком.

Писаным красавцем Санька назвать нельзя, но он был хорош собой – немного худощавый, сказалось полуголодное детство, серо-голубые глаза, светло пшеничные волнистые волосы и веснушки на носу.

*  *  *

Никто не понимал, как готовым Санёк терпит этого надменного нарцисса-Макса, но он всегда в нужный момент был рядом. Вот и в этот раз Сашка принес таблетки, после которых сразу стало легче.

- Макс, слушай, в универе Птеродактиль зверствовала – зачет, а тебя нет.

- И?

- Я сдал твой, но она все равно требует тебя.

Птеродактиль – кличка престарелой преподавательницы по истории юриспруденции. Вредная старушенция никогда не ставила оценки по блату, чем подпортила жизнь не одной сотне студентов.

- Птеродактиль – старая дура, - процедил Макс сквозь зубы, - всегда мне портила жизнь.

- Тебя слушать, так все жизнь портят – в шутку подметил Санёк. – Ну да я побегу, мне еще к Маринке заскочить надо.

- Беги уже, каблук. – Макс хлопнул входной дверью.

Делать что-либо не хотелось, настроение, как всегда, было отвратным. Пожалуй, стоит сходить в магазин за «хорошим настроением»… Вот только завтра обещал зайти отец.


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти